К вопросу об «умных» городах будущего. Почему не всё так быстро, как хочется.

Нонна Ананиева
статья- размышление
На протяжении более 2000 лет лучшие умы человечества озабочены идеей создания и функционирования Искусственного Интелллекта (далее – ИИ). Если раньше, это было создание искусственной копии человеческого сознания, то по мере развития исследований в этой области на первое место встаёт концепция машинного обучения. Amazon и Netflix включают машинное обучение для ПО, подбирающего индивидуальные рекомендации по контенту и продуктам для своих клиентов. Twitter ведет мониторинг миллиардов сообщений и делает таргетированный показ для своих пользователей. Банки используют искусственный разум для обнаружения и предотвращения действий финансовых мошенников. А Google использует алгоритмы машинного обучения ИИ в поисковом софте и в программах для беспилотных автомобилей. Согласно прогнозу IBM, к 2025 году 74% автомобилей на дорогах будут или напрямую управляться искусственным интеллектом, или включать в себя умного помощника. Мало этого, в новых городах «углеродные машины» остаются по периметру, оставляя центр для скоростного перемещения нового поколения. Например, таких чудо средств передвижения, как NEXT – концепт индивидуально-социального транспорта итальянского промышленного дизайнера Томаззо Гичелли. По сути, это модульный автобус, управляемый автопилотом, который будет составляться из нескольких персональных или относительно персональных ячеек-транспортов. Пассажиру нужно будет лишь указать конечный путь прибытия и рекомендуемый маршрут. В случае соединения модулей внутри автобуса будет организовано «общее пространство». Предполагается, что в некоторых модулях будут располагаться магазины или кафе. Работать такой транспорт должен будет на электричестве, а все манипуляции в области управления будут проводиться со смартфона. Звучит заманчиво. В таком транспорте человек продолжает заниматься тем, чем хочет, отвлекаясь только на то, чтобы войти и выйти из чудо-авто.
Но именно в этом месте нам хотелось бы сказать пару слов о тех самых «новых городах», где и будут функционировать новые средства передвижения, и поразмышлять о некоторых объективных сложностях этих проектируемых социальных объединений.
Итак, «новые города» — это обязательно и неизбежно. И ключевые направления развития инноваций: энергетика, цифровая экономика, клеточная терапия и транспорт. Но в 21 веке строить в городах уже негде – и предлагается всё оптимизировать, а не возводить новые здания и дороги, например, подобно тому, как сервис Airbnb изменил подход к гостиничному бизнесу без строительства отелей. Другими словами, на дорогах, раз уж мы говорили выше о транспорте, грядёт революция мобильности или, если хотите, можно рассматривать мобильность как сервис. Но почему-то эта революция или этот сервис, кому как нравится, никак не материализуются в полную силу, несмотря на то, что почти все крупные высокотехнологичные компании напрямую хвастаются своими достижениями на ниве «новых городов», называя их уже даже не «новыми», а «умными». Это и Schneider Electric, и Cisco Systems, и Microsoft, и IBM, и NEC, и Panasonic и многие другие. А самые продвинутые в инновационном отношении города, такие как Барселона и Копенгаген, пока больше похожи на лаборатории и полигоны, где кипит работа над отдельными фрагментами, и где все ждут инвестиций, чтобы превратиться в глобальный продукт.
Попробуем разобраться. У модели «умных городов», городов будущего, все опасности и сложности в основном делятся на три группы.
Первая, как мы сказали, это деньги. Инвестиции. Государственные, частные, государственно-частные. Окупаемость несколько лет, а иногда намного больше, а иногда окупаемости нет вовсе. Капитальные затраты могут превысить все расчёты возможной прибыли, а интеграция теплоснабжения, вентиляции и кондиционирования воздуха с другими системами в огромных старых городах может оказаться очень денежно ёмкой.
Следующая проблема – техническая, точнее – техническая и экологическая одновременно. Основой любого «умного города» являются система датчиков, каналы передачи данных и центры их обработки (ЦОДы). По прогнозу Cisco Systems, в 2020 г. к глобальной паутине будет подключено 50 млрд. объектов: не только и не столько привычные планшеты, но и самые разнообразные приборы, способные получать и передавать информацию. Так что скоро счёт количества разных датчиков АСУ и точек доступа – прежде всего, сетей Wi-Fi – пойдёт на сотни миллиардов. Поскольку пропускная способность канала Wi-Fi делится на число абонентов, существующие каналы просто не выдержат взрывного роста потока данных. Новый же интернет – «Всеобъемлющий интернет», или IoE – драматически меняет требования к пропускным возможностям ЦОДов и их каналов. Сегодняшние средства защиты не готовы аутентифицировать одновременно десятки тысяч датчиков АСУ в условиях каскадного сбоя, не готовы управлять сертификатами и ключами при огромном числе мелких одновременных запросов. Таким образом, именно «умная начинка» города будущего может стать его основной уязвимостью. И, конечно, экология, точнее, драконовские правила утилизации электронного мусора на своей территории, так называемый «e-waste». В последнее время эта пагубная привычка эмигрирует в Бразилию, Индию, Индонезию, Гану, китайский Гуйю (мировая столица e-waste). Но планета-то пока одна! И она не резиновая!
И третья проблема – безопасность. Объём передаваемых по сетям данных удваивается каждые два года. К 2020 году он достигнет 44 зеттабайт в год. И это при том, что, по ряду оценок, 99,4% физических объектов, которые когда-нибудь войдут в Интернет, пока к сети не подключены. В 2014 году хитом продаж стала компьютерная игра Watch Dogs, главный герой которой Эйден Пирс – гениальный хакер. Его мотто – «Everything Is Connected», его инструмент – супер-смартфон, с которого он щёлкает сети «умного города» Чикаго как орехи: создаёт хаос на «умных» улицах, перехватывает сообщения и подслушивает разговоры, и так далее. Для него не существует данных, которых он не мог бы добыть и использовать к своей пользе. Перспективы в этой игре показаны наиболее доходчивым способом. А хаос, как известно, до добра не доведёт.
Эксперты считают, что в 2014 году IoE превратился в то, что они назвали «интернет уязвимостей» (Internet of Vulnerabilities). Компании напропалую создают «умные» устройства, имеющие доступ к Интернету, не осознавая опасностей в сфере информационной безопасности. «Умные дома», например, наполнены десятками различных устройств: водяных насосов и лифтов, систем подачи электроэнергии и газа, вентиляции и канализации. Их работа контролируется едиными протоколами – но достоверная степень уязвимости этих сотен устройств самых разных производителей строителям и монтажникам неизвестна. Многие из этих уязвимостей весьма серьёзные, вроде вируса Heartbleed, атаки «отказ обслуживания» (DOS) или межсайтового скриптинга (когда в выдаваемую веб-системой страницу внедряется вредоносный код, который будет выполнен на компьютере пользователя при открытии им этой страницы). Проблема «интернета уязвимостей» особенно касается энергоснабжения, где растёт число интеллектуальных энергосистем (smart grid). Такие уязвимости несут угрозу для «умных городов», поскольку для работы системы smart grid необходимо наличие единой IT-инфраструктуры с конфиденциальными данными граждан. Таким образом личная безопасность в сети подвергается серьёзным испытаниям. Как, впрочем, и безопасность ваших сбережений, так как доказана уязвимость банкоматов и их программного обеспечения. И уж совсем страшным предупреждением звучат данные о том, что можно успешно управлять инсулиновым насосом больного сахарным диабетом или вживлённым кардиостимулятором. Идеальное интернетное убийство!
Есть ещё и четвёртая проблема, отчётливо вырисовывающаяся по мере развития «умных» городов – чрезмерность ожиданий, как в позитивном, так и в негативном апокалиптическом ключе. Счастье и количество гаджетов, даже самых безопасных, умнейших и инновационных, не одно и то же, и вероятность риска тоже никуда не девается. Может, нам потихоньку, тихой сапой, двигаться от техногенной к биогенной цивилизации, о чём красочно рассказал Джеймс Кэмерон в своём шедевральном «Аватаре», и где образ учёного Грейс Огустин, талантливо воплощённый выдающейся Сигурни Уивер, мечется между «да» и «нет»? Голливуд, по уже сложившемуся мнению экспертов в области социологии и политологии, такое большое финансирование на бесцельное, только коммерческое производство фильмов не получает.
В конце обязательно хочется напомнить одну мысль: частое повторение слова «умный», ещё ничего не значит в контексте создания города будущего, а человеческий фактор пока незаменим. И вот бы вместо смартфонов овладеть телепатией, то есть биоинтернетом.
Источники:
http://www.novate.ru/blogs/231015/33449/
https://www.startengine.com/next-future-transportation
https://kontur.ru/articles/4779

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *